АРХИЕПИСКОП АФАНАСИЙ - АВТОР ПРОЕКТА ОСУДАРЕВОЙ ДОРОГИ


Михаил Данков

АРХИЕПИСКОП АФАНАСИЙ - АВТОР ПРОЕКТА "ОСУДАРЕВОЙ ДОРОГИ"

Строительству, по наказу Петра 1 беспрецендентного волока - " Осударевой дороги", летом 1702г. от мыса Вардегорский в Онежском заливе Белого моря до Повенецкого рядка на Онежском озере, расстоянием 174 версты ( свыше 260 км.) предшествовал ряд историко-географических действий.

Одним из них, безусловно, необходимо признать создание в 1700 году топографического трактата " Описание трех путей из державы царского Величества из Поморских стран, в Шведскую землю и до столицы их".

Сочинение принадлежит перу одного из самых авторитетных и продвинутых деятелей русской провославной церкви конца 17 начала 18 вв., Афанасию Важскому, занимавшему с 1682 по 1702 гг. Холмогорскую архиепископскую кафедру.

Сохранилось три разновременных списка работы архиерея. Первый был обнружен в рукописном сборнике начала 18 столетия в собрании графа Ф.А. Толстого и 170 лет назад опубликован академиком П.Г.Бутковым / Бутков П.Г. 1838: 260-295/. Затем купированный текст памятника перепечатывался Архангельскими Губернскими Ведомостями / АГВ 1854:№6,8/ и В.М. Верюжским в полном объеме с обстоятельным комментарием / Верюжский В.М. 1908: 656-655/. Однако долгое время исследователям был известен только этот список работы Афанасия, находящийся сегодня в Отделе рукописей РНБ / шифр F. Х У11. 10/.

Между тем, в 1960 году Л.А. Дмитриев обнаружил и опубликовал новый, ранее неизвестный в науке, список "Описания ...", созданный скорописью начала 18 столетия на бумаге без водяных знаков / Дмитриев Л.А. 1960: 335-349/. Памятник обнаружен в собрании И.А. Шляпкина, в библиотеке Саратовского университета / шифр 329.530/. Список трактата Афанасия оказался в сборнике не имеющим обложки и окончания, составляя часть текста, озаглавленного "Из книги изъявления краткого о государствах иностранных".

В свою очередь, 10 лет назад, благодаря усилиям Т.В.Панич, был обнаружен и прокоментирован третий по счету оригинальный список сочинения Холмогорского архиерея в сборнике начала 18 столетия, в составе собрания Петербургской Духовной Академии, хранящийся также в РНБ / Панич Т.В.1989: 96-110 /. Сборник называется " Книга о разных духовных и мирских вещех " и объединяет под одним переплетом ряд рукописей, включая работу Афанасия.

Однако из-за утраты начальных листов сочинения список вошел в сборник как "Описание реки Нарвы и городов Ругодева, Олонца, Ладоги, Орешка, Канца, Ревеля, Стекольна, Корелска, Выборга, Карибера, Олунского и Абова 1700 году"/шифр 424/. При анализе списков сочинения стало очевидно, что протографом текста " Описания трех путей ", является список из собрания И.А.Шляпкина, датируемый мартом-декабрем 1700 г., к которому тяготеют оставшиеся списки с более точными " по смыслу чтениями ", содержащие меньше цифровых и понятийных пропусков, следовательно, выполненные позже, до июня - октября 1702 г.

Данные обстоятельства позволяют адресно оценить географическое сочинение Афанасия в качестве стратегических рекомендаций молодому государю в связи с событиями начала Северной войны.

Автор трактата - интеллектуал и искатель в мире духовных и общественных идей, безусловно, являлся активным сторонником политики Петра 1. Создание "Описания трех путей" должно было " просветить" царя и , тем самым, помочь ему в решимости совершать стратегические " эволюции " в войне со Швецией.

Однако любопытно, что начальный текст сочинения создан в марте 1700 года, за шесть месяцев до начала боевых действий с Карлом Х11. Только после "жестокой конфузии" под Нарвой трактат был доработан и подготовлен писцом "лета господня 1700, декемврея 6-го дня..." Одновременно подчеркивается дата начальной редакции документа "... сочинися же сие самом преосвященным архиепископом 1700 марта дня" / Дмитриев Л.А. 1960: 337/.

Идея трактата заключалась в научном, топографическом и, возможно, военно-прикладном описании существующих и предполагаемых маршрутов от побережья Белого моря, через земли Карелии, в шведские владения. Для этого архиерей настойчиво собирает практическую информацию от русских торговых "ведущих" людей, по роду деятельности "многократне купечески шествовавших" в пограничных землях и в далеких "провынциях".

Безусловно, Афанасий изучал и древние водно-сухопутные пути, соединяющие Повенец и населенные пункты Поморья, понимая, что используются они нерегулярно, в основном общинниками Даниловского монастыря, богомольцами, двигающимися в Соловецкую обитель и реже, на отдельных участках, местными жителями из карельских и поморских селений.

Видимо, работая над "Описанием...", Афанасий знал о результатах экспедиции англичан Т.Соутгена и Д.Спарка, преодолевших в 1566 году путь от с.Сорока на Белом море, через малонаселенные карельские земли, на Повенецкий посад и далее до Новгорода, а также маршрут голландца Симона - Ван- Саллингена, совершившего в 1573 году путешествие от Повенца через Выгозеро на с. Сороку /Крылов Н.А. 1889: 4/.

К тому же, архиепископ, очевидно, не мог не знать описания пути от Корельского уезда до Белого моря, составленного в 16 веке " со слов одного русского финном Якобом Тейттом" / J.Jaakkola 1933: 264/.

Составляя "Описание...", Афанасий определенно использовал традиционные глобусы, карты, географические справочники и пособия, включая имеющийся в архиепископской келейной библиотеке список "Книги Большого Чертежа" / Панич Т.В. 1989:105/. Видимо из него заимствованы данные о расстояниях между населенными пунктами. погостами и географическом положении рек и озер.

Между тем, исследователи, изучая историю текста памятника, внимательно не рассматривали топографическое содержание трактата, описание транзитных путе й на водоразделе Белого и Балтийского морей.

В этой связи любопытно, что обстоятельному описанию дорог из Беломорья во внутриконтинентальные районы страны преосвященный Афанасий предпослал краткую характеристику каждого маршрута.

Первый путь пролегал из " Сумского городка " на " Повенетский посад ", а затем "чрез Онег езеро" и "езеро Ладужское" к Орешку / Нотебургу / и далее мимо Нарвы, Иван-города и Ревеля "чрез море Варяжское до Королевской столицы Стеколны".

Второй путь - от Сумпосада до Заонежья - дублировал первый, но затем проходил " чрез Волости Государские и многие деревни, и чрез границу Шведскими деревнями до древнего государского города Корельска и до градов Выборга и Або".

Третий же путь начинался из Кемского городка и пролегал "чрез Государские Волости" и многие деревни, и за границу до Шведского града Кариберя и до града Онульского, и до града Або, о левую страну Ботинского рукава" / Верюжский В.М. 1908 : 656 /.

Осознавая важность векторных направлений трасс, многие из которых восходят к раннему средневековью, архиепископ Холмогорский выделял первый путь, справедливо оценивая его практическую значимость, а также предвидя военную перспективу и " скорую нужду " маршрута.

Не случайно именно эта часть географического трактата в списке, относящемся к 1702 году / F. ХУ11.10/, подверглась существенной доработке и топографической коррекции, включая уточнение верстовых значений расстояния между погостами.

Для нас представляет особый интерес фрагмент трассы от побережья Белого моря до Онежского озера. Афанасий сообщает, что путь от " Сумски градка, деревянного, рубленного", в котором стрельцы " ... караулы держат зело опасные, /а/ пушек и всякого оружия, во отмщение шведов имеет/ся/ премного", пролегает до "Соловецкой Пасезерской волости 30 верст", и далее до " Выгезерского погоста 75 верст", который "...стоит на Выг езером". Тут же добавляется "...из того езера течет река Выг / мимо Сороцкую волость /, и входит в море Соловецкое " и далее "...от Выгозерского погоста до Волости Маселги значение верст у нас в ней не обретеся... а от Маселги до Повенецкого посаду 30 верст".

Любопытна ремарка в авторском списке 1700 года об отсутствии сведений о расстоянии между Выгозерским погостом и волостью Масельгой. Уже через полтора года в новой и последней редакции " Описания..."/ F.ХУ11.10/. Афанасий уточняет: " Из того езера от Выгезерского погоста чрез Волость Маселгу до Повенетского посаду 65 верст" / Верюжский В.М. 1908:657/.

Суммируя данные о сухопутном тракте от Белого моря до Онежского озера архиепископ подтверждает "Всего от Сумского городка до Повенца 170 верст" / Дмитриев Л.А. 1960:339/.

Оказавшись в третий раз в Архангельске Петр 1 совместно с Ф.А.Головиным готовит и подписывает 8 июня 1702 года " Наказ " обязывающий писаря Преображенского полка И.Муханова и сержанта М.Щепотева провести зондирование территории Карелии для " Описи и проведывания ближайшего способного водяного и сухого пути от Города к Олонцу и к Нову Городу"/РГАДА Ф.158.1702 : 1-9/.

Скорее всего, "Описание трех путей" - своеобразный географический путеводитель окончательно отредактированный в 1702 году, послужил основой для "Наказа", а вскоре для проведения дополнительных натурных изысканий, выполненных любимцем царя М.Щепотевым и посланными " вслед" поручиком Преображенского полка А.Головниным и адъютантом Семеновского полка М.Волковым.

Разведчикам "со товарищи" предлагалось "наскоро" прознать о возможной трассе к Ладоге и тот "...сухой путь описать с подлинною очисткою" /Данков М.Ю.1996:58/.

Петра 1 интересует рельеф местности, по которой он предполагает провести " небывалую " акцию по передислокации войск, её топография и проходимость "...и те переволоки от урочища до урочища в дальном же расстоянии, и на скольких верстах... и не будет ли ... каких непроходимых болот и топей и великих грязей" / Данков М.Ю. 1996: 59/.

Государь требует уточнений и настаивает на более полной ландшафтной информации о будущей трассе до Онежского озера. Царь намерен прознать от доверенных гвардейцев " ...жилыми местами или нет" - пойдет дорога, и " на скольких верстах житьё от житья в расстоянии и проезжая ль дорога или глухая." /Данков М.Ю.1996: 59/.

Вскоре маршрут, разработанный М.Щепотёвым, от Вардегорского мыса до Повенецкого рядка, впоследствии названный "Осударевой дорогой", более чем на половину совместился с топографией первого пути, предложенного в "Описании..." Афанасием Холмогорским, а участок трассы от Коросозера до Повенца оказался продублированным стопроцентно.

О близости этих маршрутов еще в начале века высказывал гипотезу В.Верюжский / Верюжский В.М. 1908: 631-632/. Прорубленная среди "лесов, мхов и болот" просека отличалась от варианта архиепископа только северным фрагментом. Афанасий советовал стартовать от Сумпосада, М. Щепотев убедил царя начать армейский манёвр от Вардегорского мыса, где размещалось " Соловецкое Нюхоцкое усолье". Участок трассы, предложенный от Вардегоры на Белом море через Пулозеро до Коросозера составил 64 версты.

Частичная расшифровка этого участка пути приводится в собрании " старинных записок в Двинских церквах найденных" и опубликованных в 1783 году. " От Нюхоцкой волости до Пулозера лесом и мхами 40 верст. От Пулозера Олонецкого уезда, Выгозерского погоста, до Вожмосальмы лесами и болотами 40 верст" / Новиков Н. 1783: 106/. Ещё 14 верст составило расстояние от морского побережья до с.Нюхча.

Таким образом, план Афанасия являлся более традиционным. Он был связан с проходом через большое число населенных пунктов. Между тем, государя заботила "скрытость начинания" и боязнь доносительства. Видимо поэтому Петр 1 требовал от своих доверенных лиц " ... под смертною казнию, чтоб они в том дорожном управлении... от неприятельских людей жили б везде во осторожности"/ Данков М.Ю. 1996: 59/.

Очевидно, обустройство трассы "Осударевой дороги" велось силами двух самостоятельных строительных участков: Северного и Южного, двигавшихся навстречу друг другу.

Северный, равный 94 верстам, включал сооружение "новопостроенного корабельного пристанища" у Вардегорского мыса, прокладку пути вверх по реке Нюхче до Щепотевой горы /в.63.5/, возведение мостовых переправ через р.р. Илеменза и Илоза, рубку просеки с наведением мостов через р.р.Кукша-Мокса и Нела с выходом к Коросозеру и далее 30 верст на д. Вожмосалми у Выгозера.

Южный, расстоянием в 80 верст, начинался от Повенецкого погоста и пробивался в направлении озер Волозеро, Маткозеро и Телекино. Завершался он строительством Петровского Яма и понтонных переправ через р. Юж. Выг и пролив оз.Боброво и Выгозеро / Данков М.Ю. №7,1996:96/.

Итак, задуманная и осуществленная Петром 1 уникальная армейская операция по "тайному" перемещению в августе 1702 года войск под Нотебург, безусловно, была построена по топографической схеме, разработанной в 1700-1702 гг. архиепископом Афанасием.

В результате похода по "Осударевой дороге" 12 октября 1702 года пала непреступная крепость шведов Нотебург /Орешек/. Россия прорвалась к Балтийскому побережью и заявила о себе как европейское государство, а чуть позже как морская держава.

Очевидно, строительство Петербурга, перемещение оружейной базы страны к новой столице, формирование торговых путей на Запад, оказалось реальным и благодаря созданию не столь заметного на первый взгляд географического трактата преосвященного Афанасия Холмогорского.