Пираты, пиастры и море сокровищ


Затонувшие сокровища.

Перепечатано из http://rg.msk.ru/Prilog/vvd/0820/111.htm

Огромная просьба - если есть желание, высказаться на форуме по вопросу:
Ваше отношение к "черной археологии" и безудержному подводному кладоискательству.

Прогресс в подводной поисковой технике породил золотую лихорадку среди искателей сокровищ на дне морей и океанов. О них идет речь в серии материалов, опубликованных в немецком журнале "Шпигель".

КОГДА поисковое судно прибыло в заданный пункт неподалеку от острова Маю (Каповерде), там бушевал такой же свирепый шторм, что и 250 лет назад. Волны бросают судно как щепку, грозя вынести его на укрывшиеся под неглубоким слоем воды коралловые рифы. Капитан приказывает бросить якорь. С этого момента три раза в день повторяется один и тот же ритуал. Восемь человек ныряют в воды Атлантического океана, вплавь достигают рифов, цепляются за них и ждут седьмого вала (среди аквалангистов принято считать, что самый высокий вал не девятый, а седьмой), который переносит их через рифы шириною 30 метров. Там они погружаются на дно.

Возвратившись на судно, они усаживаются в кают-компании и анализируют полученные результаты. Данные анализа заносятся на карту и в компьютер: постепенно, по частям складывается общая картина.

То место, где бросил якорь "Полар", согласно имеющимся сведениям 18 апреля 1743 года пересекал парусник английской Остиндской компании "Принцесса Луиза". На нем находились 99 человек команды, он был вооружен 30 пушками. Судно наткнулось на рифы и получило течь. В восемь вечера капитан приказал открыть пальбу из пушек, чтобы позвать на помощь другое судно. К нему осторожно приблизился парусник "Винчестер".

То, что произошло с "Принцессой Луизой" потом, записано в бортовом журнале "Винчестера": "В два часа ночи она палила из двух стволов, в три - из одного. Мы видели ее близ рифов. В четыре часа она исчезла из вида". Спасатели на лодках попытались снять с рифов оставшихся в живых моряков, но разбушевавшееся море не позволило приблизиться к ним. Чуть позже на поверхности океана остались плавать лишь обломки мачт и рей.

"Принцесса Луиза" следовала в Бомбей с грузом серебра, пороха, оружия и слоновой кости. Серебра было много - 20 полных ящиков, 78846 монет общим весом 19765 фунтов. Сегодня каждая монета стоит 50 долларов, говорит Давид Хэбб, участник немецко-португальского консорциума по поиску затонувших сокровищ, занимающегося подъемом "Принцессы Луизы". Несколько фрагментов парусника уже подняты на поверхность. "Скоро, - говорит участник экспедиции, англичанин Мартин Вудвард, - доберемся и до серебра".

В наше время поисками затонувших судов занимаются примерно двадцать крупных и несколько сотен мелких компаний, которые в своей работе используют новейшую технику. "Мы стоим на пороге эры великих открытий на дне океана", - считает американский юрист Питер Хесс, который специализируется на правовом обосновании принадлежности затонувших кораблей. С помощью сателлитов экспедиционные суда изучают морское дно, от их взгляда не ускользают обломки даже тех судов, которые лежат на большой глубине, куда не проникает солнечный свет. Так называемые ядерные частотные магнитометры измеряют естественное магнитное поле земли и фиксируют малейшие отклонения от нормы. Они могут, скажем, обнаружить на дне океана ствол пушки, который не виден человеческому глазу. Это лишь один пример. "Новейшие технологии помогут нам открыть "пирамиды" подводного царства", - говорит Роберт Баллард, который в свое время нашел на дне Атлантики затонувший лайнер "Титаник". С помощью разведывательной атомной подводной лодки, купленной у ВМС США, Баллард проделал путь по "следам" финикийских и римских торговцев.

Но есть у "подводного золотоискательства" и оборотная сторона. Ученые со страхом наблюдают за тем, как в поисках затонувших сокровищ уничтожаются или грабятся бесценные памятники истории. "Это похоже на Дикий Запад, - говорит Баллард, - уничтожаются ценнейшие исторические памятники".

ЮНЕСКО все решительнее пытается обуздать расхитителей затонувших сокровищ, однако до сих пор в ООН не выработаны единые правила. Между тем время уходит. Ученый из Калифорнии Грэхем Хаукис предрекает, что через 25-50 лет на дне морей и океанов вообще не останется затонувших сокровищ.

За последние две тысячи лет затонули десятки тысяч судов - испанские галеоны, китайские джонки, пиратские бригантины, груженные золотом транспорты в период двух мировых войн, суда европейских государств, направлявшиеся в Индию или Вест-Индию.

В компьютере бременского "подводного золотоискателя" Карстена Штандфуса заложены данные о почти двух тысячах затонувших кораблей. По его словам, из 10635 испанских судов с грузом серебра, погибших между 1503 и 1660 годами, не удалось обнаружить лишь три тысячи. Если поверить легендам или пожелтевшим от времени документам, стоимость покоящихся на дне сокровищ исчисляется десятками, а может быть, и сотнями миллиардов долларов. Достаточно сказать, что почти половина кораблей испанской армады бесследно исчезла. Остиндская компания за время своего существования потеряла 250 судов, из них 150 с ценным грузом. В городе Кейс в американском штате Флорида каждый новый ураган выносит на берег золотые дублоны колониальных времен. Флот испанских галеонов затонул здесь во время жуткого урагана 1554 года.

Настоящий Эльдорадо открыла для себя канадская фирма "Виза голд ресурсиз". Год назад она получила от Фиделя Кастро лицензию на поиски затонувших сокровищ у берегов Кубы. Северо-западная оконечность Больших Антильских островов считается самым крупным в мире кладбищем погибших судов. Согласно подсчетам в этих краях погрузилось на дно около 400 парусников, которые вывозили драгоценности майя в Европу. В то время глубоководная гавань Гаваны служила перевалочным пунктом на пути в Европу. Нередко поблизости от Кубы караваны судов настигал безжалостный ураган: как правило, это происходило в конце лета.

Англичанин Кейт Джессоп сколотил себе состояние на судах, затонувших уже в наше время. 29 апреля 1942 года британский военный корабль "Эдинбург" покинул Мурманск, имея на борту 4,5 тонны золота, которым Сталин расплатился с союзниками за поставки оружия. Спустя сутки в Баренцевом море корабль был торпедирован германской подводной лодкой U-456 и погрузился на дно на глубину 245 метров. "Никто не верил, - говорит Джессоп, - что можно поднять золото с такой глубины: дескать, только сумасшедший способен на такое решиться". Он опустился на эту глубину в специальной камере и поднял сталинское золото на поверхность. Оно было оценено почти в сто миллионов долларов.

"Меня не интересует историческая ценность затонувших кораблей, - заявил Джессоп. - Волнует меня исключительно золото". Такие подводные золотоискатели, как он, больше всего пугают ученых.

Затонувший корабль - это как сохранившееся послание из прошлого, говорят археонавты. А подводные золотоискатели ради сокровищ взрывают затонувшие корабли, уничтожая все, что представляет историческую ценность.

Уже десятилетия ведется борьба между археонавтами и авантюристами. Однако в последнее время ученые все чаще приходят к выводу о том, что на место вражды должно прийти сотрудничество. Без "браконьерских" капиталов невозможно вести поиск или подъем затонувших судов. "Золотоискательские" фирмы стали все чаще обращаться к помощи ученых: нередко найденная на дне моря монета, происхождение которой доказано специалистами, среди нумизматов стоит дороже золота.

Американец Грэг Стемм несколько лет назад поднял со дна моря обломки затонувшего в средние века испанского галеона "Тортуга", работая в тесном сотрудничестве с учеными. Сегодня он возглавляет акционерное общество "Одиссей мэрин эксплорейшн", которое стало ведущим в мире "по коммерческому поиску и использованию пропавших судов". Сейчас оно ведет поиски в Средиземном море затонувшего британского корабля "Кембридж" с золотом на борту. Разумеется, говорит Стемм, каждый поиск связан с финансовым риском. На вооружении фирмы - 65-метровой длины судно, оснащенное самой современной техникой. На его палубе - аппарат для подводных исследований стоимостью в три миллиона долларов. Но речь не только о риске. Если какая-то фирма поднимает затонувшие сокровища со дна моря, к работе сразу же приступают юристы. Если затонувшее судно лежит в пределах 24-мильной прибрежной зоны какого-то государства, то оно, это государство, и решает судьбу добытых сокровищ. Нередко оно забирает себе их половину или четвертую часть. Если же обломки судна находятся в международных водах, то в силу вступает Брюссельская конвенция 1910 года. Тот, кто находит "бесхозное" судно, тому оно и принадлежит, к примеру, пиратское. Но чаще всего вопрос в том, какое судно считать "бесхозным". Нередко в суд на золотоискателей подают родственники или потомки затонувших на судне пассажиров и членов команды. Судебные процессы длятся годами.

ИТАК, подводное золотоискательство стало разновидностью бизнеса. На этом необычном рынке господствуют американские, канадские и английские предприниматели, но проникли на него и немцы. Наступило время тщательно просчитанных авантюр, говорит один из немецких подводных золотоискателей Николаус Сандицель.

Поиск затонувших кораблей был его детской мечтой. Он основал немецко-португальское акционерное общество "Археонавты", пригласил к сотрудничеству ученых Института моря Оксфордского университета Маргарет Рул и Менсума Боунда. Акционеры - врачи, ювелиры, адвокаты, люди, мечтавшие о морских приключениях, собрали в фонд общества 25 тысяч долларов. Их судно "Полар" в районе острова Маю у западного побережья Африки поднимает сокровища затонувшего в 1743 году английского парусника "Принцесса Луиза" - серебряные монеты и слоновую кость.

Впрочем, пример Николауса Сандицеля и его акционерного общества нетипичен. Золотоискательство как бизнес привлекает массу мошенников. Инвесторы не в состоянии контролировать их деятельность. В начале 1997 года норвежская фирма "Ла капитана инвест" объявила о том, что обнаружила обломки испанского галеона "Ла капитана Хесус-Мариа" с большим грузом золота на борту. Он, дескать, покоится на дне Тихого океана у побережья Перу. Почти 350 лет авантюристы многих стран пытались обнаружить это судно. Оно, как свидетельствуют документы, перевозило в Европу золото инков. На приманку фирмы "Ла капитана" клюнули многие. Деньги поплыли на счета фирмы.

И вот недавно генеральный директор фирмы Антон Смит публично признался, что в указанном месте покоятся не обломки груженного золотом испанского галеона, а всего-навсего рыбачья лодка.

Владимир ФЕДОРОВ